Как понять, что у ребёнка ожирение

Диагноз ожирения

Диагноз «ожирение» не сложен, т. к. избыточное отложение жира очевидно при первом же осмотре ребенка. Однако до настоящего времени продолжают поступать в стационар и активно обращаться в поликлинику дети, у которых имеется значительная степень ожирения или те или иные осложнения.

Существуют многочисленные классификации ожирения у детей. В связи с патоморфозом этого заболевания они модифицируются. С практической точки зрения удобна классификация ожирения, предложенная В. А. Петерковой и О. В. Васюковой, 2021 г. [6].

1. По этиологии выделяют следующие виды ожирения:

2. По наличию осложнений и коморбидных состояний:

3. По степени ожирения (индекс массы тела (ИМТ)):


В норме ИМТ у мальчиков и у девочек находится в пределах от 15 до 85 перцентили, избыточная масса от 85 до 95 перцетили, а свыше 95 — ожирение.

По характеру течения ожирение может быть быстропрогрессирующим (8–10 кг в год), медленно прогрессирующим (5–6 кг в год), стабильным (одинаковое превышение на значительном протяжении времени), регрессирующим.

Избыточное накопление жировой ткани может быть равномерным, что характерно для алиментарного ожирения. Различно патологическое накопление жировой ткани: жир откладывается преимущественно на ягодицах, внизу живота и на бедрах (гиноидное ожирение); большее количество жира откладывается на плечах, грудной клетке и на животе (андроидное ожирение). Избирательное избыточное отложение жира типично для эндокринной патологии [7].


В настоящее время с точки зрения генетики можно выделить несколько форм ожирения: моногенное ожирение, генетические синдромы, ассоциированные с ожирением, и простое ожирение, характеризующееся полигенным наследованием.

Среди всех форм ожирения простая встречается в 85–90% случаев с полигенным типом наследования. Конституциональный фактор является ведущим в генезе данной формы заболевания. В семьях детей с данным типом ожирения тучность встречается в 100%, в то время как среди семей, где дети здоровы, тучность составляет лишь 15%.

Известно, что если родители имеют нормальный вес, то ожирение у детей возникает в 8–10%, а если у одного ожирение, то 40% детей имеют эту патологию, если оба родителя с ожирением, то 80% детей страдают тучностью.


Генетическая предрасположенность к конституционально-экзогенному ожирению может быть связана с центральной дисрегуляцией энергетического баланса, с увеличением количества адипоцитов и повышенной метаболической активностью последних.

Количество жировых клеток зависит от генетического фактора, а размер адипоцитов зависит от алиментарного фактора. Существуют многочисленные пептиды и рецепторные системы, центральные и периферические, которые повышают или понижают аппетит. Нарушение этих пептидов может способствовать нарушению пищевого поведения.

Избыточное питание в критических периодах, когда увеличивается количество адипоцитов (первые 6–12 месяцев после рождения и период полового развития), приводит к увеличению размеров адипоцитов [8].

Простая форма конституционально-экзогенного ожирения, которая встречается почти у 90% пациентов, выявляется уже в возрасте до одного года. Чаще степень ожирения 1–2 степени, распределение подкожно-жирового слоя равномерное, течение медленно прогрессирующее или стабильное.

В летнее время характерно похудение. В пубертатный период мальчики нередко худеют, а девочки, наоборот, полнеют. Самочувствие остается удовлетворительным. Жалоб у большинства нет. Только при тщательном опросе у некоторых пациентов удается выявить непостоянные, умеренно выраженные жалобы на утомляемость, потливость, раздражительность.

Гипоталамическое ожирение периода полового созревания (пубертатно-юношеский базофилизм, пубертатно-юношеский диспитуитаризм) возникает при дисфункции гипоталамуса [8]. Отличие от других вариантов нейроэндокринных форм ожирения — это обратимость клинических проявлений у большинства больных.

В развитии этой формы ожирения может иметь значение комбинация различных факторов. Хронические инфекции, хронические интоксикации (хроническая очаговая инфекция носоглотки), черепно-мозговые травмы, психические травмы, конфликтная обстановка в семье, переедание.

В результате дисфункции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы возникает избыточная продукция тех или иных тропных гормонов (АКТГ, ГТГ, СТГ, ТТГ). В клинике чаще выявляются признаки гиперпродукции АКТГ и ГТГ.


Жалобы разнообразные: головная боль, тучность, утомляемость, боль в области сердца, жажда, нарушение сна, неутолимый голод.

У многих избыточная полнота отмечается с детства, но в 11–13 лет подростки резко прибавляют в весе. Дети выглядят старше своих лет (бурное формирование вторичных половых признаков, наклонность к высокорослости (чаще у мальчиков)). Костный возраст опережает на 1–5 лет.

Распределение подкожно-жирового слоя чаще равномерное, но может преобладать на животе, груди, лобке, ягодицах, на задней поверхности шеи. Реже встречается кушингоидный тип ожирения. У юношей нередко феминное ожирение с преимущественным отложением жировых масс на груди (ложная гинекомастия).

Оволосение на лице скудное, кожа нежная. Может быть некоторая задержка полового развития, которая в дальнейшем восстанавливается без лечения. Мышечная система хорошо развита. Формирование вторичных половых признаков у девочек начинается в срок, но протекает быстро. Лицо круглое, полное, румяное.

Кожа мраморно-цианотическая (особенно на бедрах и ягодицах), полосы растяжения (стрии) — розовые, яркие, затем бледнеют.

Вегетативные нарушения проявляются в виде лабильности артериального давления с наклонностью к повышению, субфебрилитета, приглушенности тонов сердца, брадикардии.

Возможны изменения настроения с преобладанием психопатологических расстройств: страх, тревога, нарушение сна, депрессия, астения.

Алиментарное ожирение встречается редко. Развивается постепенно при усиленном кормлении или при обычном питании, но при ограничении двигательной активности (парезы, параличи). При других типах ожирения прибавка в весе может быть связана с избыточным питанием или гиподинамией.

Перечисленные формы входят в группу первичного (простого) ожирения. Вторичное ожирение менее распространенное, но более тяжелое, является симптомом других заболеваний.

Гипоталамическое (диэнцефальное) ожирение развивается в результате поражения гипоталамуса и ствола мозга вирусной инфекцией, черепно-мозговой травмы или инсульта, опухолевого процесса, поражение гипоталамо-гипофизарной системы имеет весьма вариативную клинику.

Ожирение развивается вскоре после вышеозначенных причин, быстро прогрессирует. На фоне активного нарастания веса появляются неврологические знаки: многочисленные жалобы, энурез, снижение слуха, эпилептические судороги, отставание в росте и т. д. [6].

Одновременно появляется дисфункция желез внутренней секреции (гипофиза, щитовидной железы, надпочечников, половых желез), вегетативные расстройства (нарушение терморегуляции, сосудистого тонуса, сердца, желудочно-кишечного тракта и др.). Изменяется самочувствие, появляются многочисленные жалобы.

Эндокринное ожирение встречается при гиперкортицизме, гипотиреозе, гипофизарном нанизме, поликистозе яичников, инсулиноме и др.

В этих случаях представлена развернутая клиника основного заболевания. Избирательное избыточное отложение жира типично для эндокринной патологии [7].


Ятрогенное ожирение развивается при длительной иммобилизации больного, долгом приеме лечебных препаратов (кортикостероидов, антидепрессантов и др.).

В настоящее время выявлены редко встречающиеся (до 5%) моногенные формы ожирения, которые представляют собой доминирующий фенотипический признак. Мутации гена лептина и его рецептора, гена проопиомеланокортина (POMC), гена меланокортиновых рецепторов 4-го типа (MC4R).

Для моногенных форм ожирения характерно раннее проявление заболевания, быстропрогрессирующее течение, гиперфагия, морбидный характер ожирения.

Для врожденного дефицита РОМС типично быстропрогрессирующее морбидное ожирение и надпочечниковая недостаточность, связанная с неопределяемым количеством АКТГ в крови. Такие дети рождаются своевременно с нормальной массой тела. Паратрофия нарастает к 3–4 месяцу жизни, параллельно появляются клинические признаки надпочечниковой недостаточности, связанные с дефицитом АКТГ, предшественником которой является РОМС, симптомами гипогликемии. У части детей с врожденным дефицитом РОМС волосы на голове рыжие (дефицит МСГ), кожа бледная [2].

Наиболее изучена у человека с ранним дебютом ожирения мутация меланокортиновых рецепторов 4-го типа (MC4R). Для этой формы типично сочетание ожирения, ранней инсулинорезистентности, высокий линейный рост.

Высокая частота мутаций в MC4R может определяться сохранением у пациента с ожирением репродуктивной функции, что и способствует передаче мутации из поколения в поколение [9].

Врожденный дефицит лептина редкий синдром. Мутация гена лептина, снижающая его выработку, индуцирует морбидное ожирение, инсулинорезистентность, снижение секреции гормонов передней доли гипофиза и иммунодефицит. Мутантный лептин теряет способность оказывать свое действие на гипоталамус. Возможна заместительная терапия рекомбинантным лептином.


У детей рано выявляется тяжелое ожирение, они чаще болеют острыми респираторными заболеваниями, уровень сывороточного лептина высокий.

Идентифицировать мутации в гене лептина, рецептора лептина, гена РОМС, рецептора меланокортина MC4R можно в генетических лабораториях [5].

Молекулярные механизмы участия многих генов и белков в регуляции пищевого поведения пока находятся в стадии интенсивного изучения.

К синдромальным формам ожирения, которые встречаются не часто, относятся врожденные заболевания, характеризующиеся многочисленными пороками развития. Например, синдром Алстром, Лоуренса–Муна–Бидля, Прадера–Вилли, Ангельмана и др. Ожирение развивается в разные периоды детства и варьируется в широком диапазоне: от легкой до тяжелой степени. Патогенез развития ожирения этой группы больных не установлен, лечение представляет большие трудности [5].


Для самых распространенных форм ожирения, вероятно, характерно полигенное наследование, являющееся результатом взаимодействия тех или иных средовых факторов на генетическую экспрессию, через эпигенетические механизмы [9].

Эпигенетика — новое направление генетики, которая постулирует, что существуют особые механизмы, позволяющие лучше приспосабливаться и изменяться по отношению к повреждающему фактору. Функция метилирования заключается в активации/инактивации гена. Метилирование приводит к подавлению активности гена, а деметилирование — к его активации.

Эпигенетические механизмы не вызывают структурной перестройки ДНК, влияют на активность генов через присоединение или отщепление ацетилированных групп, ремоделирование хроматина, регулирование на уровне РНК либо других маркеров на внешние воздействия. Изменение на эпигенетическом уровне носит индивидуальный характер [10].

Итак, внешние факторы ожирения могут регулировать активность наших генов без повреждения генетического кода.

Существующие кандидаты в гены ожирения отражают многочисленные стороны нарушения энергетического обмена. Показано, что существуют многочисленные пептиды и рецепторные системы, центральные и периферические, которые повышают или понижают аппетит. Нарушение этих пептидов может способствовать нарушению пищевого поведения.

Насколько эффективна психотерапия при лечении ожирения?

shutterstock 1079549540 - Ожирение у подростков

Поскольку ожирение определяется индексом массы тела, который можно получить, если разделить рост человека на его вес, лечение его во многом сводится к снижению веса. По сути, вопрос «насколько эффективна психотерапия при лечении ожирения?» это вопрос «насколько психотерапия эффективна для похудения?».

Скорее всего, читатели знают о людях, которые похудели либо сами, либо используя определенную программу, либо с помощью врача или психотерапевта. Это знание может привести их к выводу, что похудение обеспечивается силой воли и усилиями — ведь и без психотерапевта люди худеют, как и без специальных программ.

Есть множество исследований, которые это подтверждают: да, человек может похудеть. Однако, постепенно набирается все больше исследований, которые говорят о том, что похудеть он может в краткосрочной перспективе, но не в перспективе долгосрочной.

Дополнительно существуют исследования, которые показывают, что если человек и способен поддерживать вес на том уровне, которого добивался, это не всегда снижает его индекс массы тела.

Про эпидемию ожирения говорят с девяностых годов — она поражает цивилизованные страны и множество специалистов из разных областей науки (психологи, медики, диетологи) предлагают способы — один другого эффективнее — потерять вес, предотвратить набор веса и удержать его на «здоровой отметке».

К настоящему моменту написано множество книг о том, что работает и что не работает, когда дело доходит до похудения.

Информации настолько много, что подвести какой-то внятный итог очень сложно.

Сначала исследователям нужно было определить, что стоит понимать под значимой потерей веса и какой период времени нужно ее поддерживать, чтобы результат стал перманентным.

Определения предлагались самые разные, как и обоснования, и это побудило группу исследователей в двухтысячных годах создать наиболее универсальную формулировку. Она звучит так: значимой потерей веса можно считать потерю как минимум 10% от общей массы.

Достигнутым результат будет считаться, если вес не будет меняться как минимум год.

С тех пор именно этот срок — год — используется в большинстве исследований о поддержании веса.

Эти же исследователи (а они были американцами) разработали Национальный Реестр Контроля Веса.

В нем насчитывалось более 10 000 участников, которые потеряли по меньшей мере 15 килограммов и поддерживали результат более года. За ними наблюдали, их результаты исследовали, пытаясь выяснить, что привело их к успеху.

В целом коллективные результаты выглядели так: в среднем участники похудели на 30 килограммов и удерживали вес на протяжении пяти лет.

Одно объединяет большинство участников — они уже пробовали похудеть и предыдущие их попытки терпели неудачу. Ученые пришли к выводу, что во многом именно негативный опыт определил их успех.

Все участники занимались физической активностью и все меняли свое питание так, чтобы оно было менее калорийным — исключали определенную еду из рациона и отслеживали количество потребляемой еды.

Хотя опыт их смотрится многообещающим и показывает, что долгосрочная потеря возможна, критики указывают, что 10 000 людей — это капля в море по сравнению с количеством людей, которые пытались похудеть, но не были в этом успешен. Следовательно, утверждают критики, те, кто попал в реестр, не похожи на среднего человека, который пытается сбросить вес.

Дополнительные исследования рассматривали людей, сумевших сбросить вес и поддерживать его низким, чтобы определить, что сделало их успешными.

Одна группа авторов изучила ряд ранее неопубликованных исследований, которые изучали разные методы похудения.

Они пришли к выводу, что изменение рациона вкупе с физической активностью дает лучший результат, чем то или другое по отдельности. Если человек придерживался диеты и одновременно упражнялся, то ему обычно удавалось поддерживать вес на протяжении года.

Эти же исследователи, однако, отметили, что как минимум 50% потерянного веса рано или поздно возвращались, вне зависимости от того, каким способом их теряли.

В другой статье, посвященной многочисленным исследованиям на тему похудения, рассматривалась общая эффективность изменений в поведении, приема лекарств для снижения веса и проведения операций с тем же назначением.

Авторы обнаружили, что потеря веса из-за поведения и хирургии составляла обычно до 8 килограмм, тогда как прием лекарств давал результат до 11. Этот же вес удерживался до четырех лет.

Другие исследователи эти выводы подтвердили: люди теряли вес, люди поддерживали его на низком уровне, и это звучало обнадеживающе.

Были также ученые, которые такой вывод оспорили, заявив, что год — это слишком малый срок, чтобы можно было говорить о настоящей, долгосрочной потере веса. Конечно, некоторые исследования демонстрировали, что многие их участники поддерживали вес до четырех лет, но критики все равно предположили, что логичнее будет о пяти годах — такой срок звучит более серьезно и с большей вероятностью обеспечит отсутствие набора веса в дальнейшем.

Более того, критике подвергалось само понятие диеты: часто исследования показывали, что люди, которые худели, ограничивая себя в питании, потом набирали даже больше веса, чем в начале. Переход на диету подразумевает, что в какой-то момент человек от нее откажется.

Следовательно, его пищевое поведение скорее всего будет экстремальным — значительное снижение калорий, ограничение себя в еде и так далее.

Следующая группа исследователей изучила доказательную базу предыдущих исследований, особенно тех из них, которые делали вывод, что долгосрочная потеря веса возможна и приводит к пользе для здоровья.

Изучив их, они пришли к выводу, что многие из них не отслеживали судьбу участников дольше года и что большинство не приводило никаких доказательств того, что здоровье участников действительно улучшилось.

Следовательно, заключили они, лечение ожирения путем потери веса не обязательно действительно дает эффект.

И, уж тем более, никто не может гарантировать, что диета даст результат в виде долгосрочной устойчивой потери веса.

Психотерапия же позволяет решить глубинные проблемы, которые и привели к ожирению. Многие больные заедают стресс, пытаются вознаградить себя за что-то или повысить себе настроение.

Ее рекомендуют не как единственный способ, но как обязательное дополнение к любому лечению, прописанному врачом.shutterstock 704294788 - Ожирение у подростков

Тест проверь себя:

правда или вымысел?

Калории, потребленные после семи вечера, автоматически откладываются в виде жира, что способствует увеличению веса.

Похудение и сила воли

shutterstock 1220306224 - Ожирение у подростков

Сила воли это термин, который часто используется, когда нужно описать усилие, требующееся для того, чтобы совершить определенное действие — или же воздержаться от его совершения. Другими словами, сила воли это самоконтроль и самодисциплина.

Многие люди верят, что сила воли не имеет границ.

Если человек может заставить себя сделать что-то или чего-то не сделать, значит, ему должно хватать силы воли и на все остальное — на то, чтобы делать или не делать что угодно еще. Такая точка зрения совершенно не учитывает, что для того, чтобы справиться с побуждением, требуется определенное количество энергии.

И что однажды энергии может и не хватить — некоторые исследователи называют такое состояние «истощение самоконтроля».

Думать о силе воли стоит так — это умение отказаться от чего-то приятного в краткосрочной перспективе для того, чтобы получить что-то лучшее в перспективе долгосрочной.

Подразумевается, что если отвлечься на достижение желаемого сейчас, это помешает получить желаемое потом.

Например: исследователи выяснили, что успех в учебе зависит вовсе не от того, насколько человек умен (то есть, не от уровня его IQ), а от того, насколько хорошо он себя контролирует.

Способен ли он каждый день сопротивляться желанию пойти погулять с друзьями, когда ему нужно выполнять домашние задания, чтобы хорошо сдать экзамен? Если способен, значит, у него хороший самоконтроль и высокая самодисциплина.

Другой пример не только связан с общей темой наших статей, но и знаком большинству людей, которые в долгосрочной перспективе хотят похудеть: успех зависит от того, способен ли человек сопротивляться каждый день желанию наесться высококалорийной, жирной еды, несмотря на то, насколько ему скучно или тревожно.

Если способен, о нем говорят, что у его железная воля или хороший самоконтроль.

Но что, если человек не может сопротивляться мимолетным желаниям, чтобы достичь далекой цели? Значит ли это, что он лишен силы воли и самодисциплины? Значит ли это, что он неудачник и с ним что-то не так?

Ответ на оба вопроса одинаковый: нет.

Существуют доказательства, указывающие, что определенная часть мозга определяет разницу между людьми с высоким самоконтролем и теми, кто не способен сопротивляться своим желаниям. Эта часть — префронтальная кора, расположенная четко за лбом. Она влияет на исполнительные функции.

А они, в свою очередь, позволяют человеку отличать хорошее от плохого, совершать выборы, просчитывать их последствия и, конечно, получать удовлетворение от движения к далеким целям. Дополнительные части мозга, которые отвечают за желания и мотивацию, также сказываются на способности человека контролировать себя.

Высокий самоконтроль — это сочетание высокой активности префронтальной коры и низкой активности центра, который отвечает за желания и мотивацию. Исследования подтверждают, что уже в раннем возрасте такое развитие мозга проявляет себя — лучше всего это иллюстрирует зефирный тест, сейчас считающийся классикой психологии.

В зефирном тесте исследователи помещали дошкольников по одному в комнату, где на столе стояла тарелка с зефиром, и уходили. Перед тем, как уйти, они сообщали ребенку, что если он не съест зефир, то получит по возвращении взрослых вдвое больше. После наблюдали за результатом.

shutterstock 1349706176 - Ожирение у подростков

Некоторые дети съедали зефир сразу же, но примерно одна треть была способна дождаться взрослых. Следовательно, две трети детей были не способны подождать достаточно, чтобы получить больше — при этом часть могла подождать немного, но не все время, которое требовалось.

Через несколько десятков лет другая группа исследователей нашла выросших детей, которые изначально участвовали в зефирном тесте — было их около 60 человек. Эксперимент повторили и результаты были ровно те же: люди способные еще в детстве противостоять искушению, сохранили эту способность во взрослом возрасте, и было их все так же не больше трети.

Есть еще один интересный факт помимо того, что сила воли определяется строением мозга и закладывается еще в самые ранние годы развития. Обнаружили его другие ученые: самоконтроль может ослабевать со временем. Именно ими был введен термин «истощение самоконтроля».

Ученые утверждают, что сила воли сходна с мышцами тела. Если перетрудиться и использовать мышцы слишком интенсивно, они просто перестанут работать — совсем.

Точно так же, если человек раз за разом сопротивляется искушению или преодолевает собственное сопротивление, приобретая новые привычки, в результате наступит истощение и он больше не сможет себя контролировать.

Человек может искренне желать справиться и уйму усилий прилагать, чтобы справиться, но если он уже использовал все свои запасы силы воли, то ему не поможет желание — рано или поздно он обнаружит, что сопротивляться искушению невозможно, какими бы благородными и привлекательными не были его далекие цели.

Интересно, однако, что регулярные упражнения в искусстве самоконтроля могут развить его, как навык. Это работает, как с мышцами — если использовать их каждый день понемногу, они постепенно растут и становятся все сильнее. Главное это не злоупотреблять упражнениями и не перегружаться, иначе потом придется тратить время на восстановление.

Реальность такова, что каждый человек постоянно сталкивается с тем, что может ослабить его силу воли — например, с необходимостью общаться с людьми. Исследования показывают, что люди, которых просили сдерживать эмоции во время фильмов, вызывающих сильные чувства, или вызвать приязнь у изначально враждебно настроенной аудитории, на последующих тестах демонстрировали полный упадок самоконтроля.

Иногда силу воли можно восстановить, перезагрузив мозг. Исследователи обнаружили, что люди, которые демонстрировали более высокий уровень самоконтроля показывали одновременно более низкий уровень сахара в крови, чем у тех людей, у которых с самоконтролем было хуже.

При этом, если человеку давали выпить лимонад с сахаром, он восстанавливал немного силы воли — но этого не происходило, если сахара в лимонаде не содержалось.

Дополнительно другие исследователи обнаружили, что важны принципы и установки человека, когда дело доходит до поведения.

Они обнаружили, что люди, которые использовали самоконтроль для поддержания или воплощения своих убеждений, показывали лучшие результаты, чем люди, которых просто просили его продемонстрировать (пример может быть таким: первые пытались похудеть, потому что хотели ради себя, чтобы лучше выглядеть или лучше себя чувствовать, а другие, потому что кто-то попросил их об этом).

Если смотреть на вопрос с точки зрения ожирения, то станет понятно, что модель «истощения самоконтроля» связана с ним непосредственно и изучалась многими учеными. Не вызывает удивления и тот факт, что люди с более высоким самоконтролем с меньшей вероятность набирают вес и страдают от ожирения.

shutterstock 1389757196 - Ожирение у подростков

Однако, как уже отмечалось в статье, чем больше человек применяет самоконтроль, тем сложнее ему сопротивляться искушениям в дальнейшем, пока он не восстановится. Исследования, в котором ученые просили зрителей сдерживать эмоциональные реакции при просмотре фильмов, вызывающих сильные чувства, обнаружили, что те были более склонны переесть мороженого сразу после фильма — в отличие от тех, кто выражал свои чувства открыто.

Также исследователи изучали причины, по которым люди воздерживаются от сладкого и влияние их на самоконтроль, и обнаружили, что те, кто воздерживались по собственному желанию показывают лучшие результаты, чем те, кто просто следует правилам эксперимента.

Выбирать определенную еду — ее количество и вид — все равно трудно. Это требует использования силы воли до тех пор, пока поведение не сформируется и не станет легким и привычным.

Исследователи, которые изучали самоконтроль, чтобы определить, когда он действительно влияет на поведение, обнаружили, что в том, чтобы придерживаться диеты, он играет малую роль, поскольку она подразумевает большое количество отложенного подкрепления.

Следовательно, человеку приходиться постоянно сопротивляться искушениям и рано или поздно запас силы воли просто иссякает.

Самоконтроль нужен скорее для того, чтобы сформировать или переломить определенные привычки. И это означает, что сам по себе самоконтроль не может быть причиной того, что одни люди способны похудеть, а другие нет.

Некоторые исследователи призывают сместить акцент с индивидуальной силы воли, которая не является неограниченным ресурсом, на общее здоровье. Они предлагают изменять окружающую среду, чтобы меньше самоконтроля требовалось для здорового поведения.

Например, в одном исследовании ученые замедлили скорость лифта всего на шесть секунд — и как минимум половина людей начала ходить по лестнице. Таким образом, участники исследования занимались большей физической активностью, просто не используя лифт, причем по собственному выбору.

Наконец, в другом исследовании было обнаружено, что среди людей с ожирением только те, кто сообщал об ограниченном самоконтроле, демонстрировали более низкое самочувствие по сравнению с теми, кто заявлял, что обладает высоким самоконтролем.

Вывод напрашивается: вовсе не самоконтроль важен, когда дело доходит до поведения и самочувствия, а точка зрения самого человека на его собственную силу воли.

Исследователи признали, что легкодоступность нездоровых продуктов и напитков негативно влияет на тех, кто считает, что у них низкий самоконтроль, и это вновь возвращает общество к необходимости изменять окружающую среду так, чтобы принимать здоровые решения в ней было проще.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector